Карта сайта
11 марта 2015, 14:32

Валерия Ашихмина: «Триста двенадцать дней до Победы»

Дорогие читатели! Мы начинаем публикацию лучших работ - призеров Регионального этапа конкурса «Моя семья в Великой Отечественной войне»

Напомним, что Конкурс, в котором  приняли участие 214 обучающихся из 30 муниципальных образований Кировской области, был объявлен в рамках Федерального проекта Партии «Единая Россия» «Крепкая семья».

Работу «Двести кубометров леса» о своей бабушке представила на суд жюри ученица 9 класса средней общеобразовательной школы села Ошлань Борогодского района Валерия Ашихмина. В номинации «Художественное творчество»  она стала победителем, ее яркая, интересная работа больше напоминает профессиональный рассказ. В этом вы можете убедиться сами.

 

«Двести кубометров леса«

В основу рассказа положены события, произошедшие с сестрой моей бабушки Бортниковой Антониной Васильевной в годы Великой Отечественной войны. Бабушке, Апполинарии Васильевне, в 1944 году было пять лет. Её детская память неточно сохранила события тех лет и рассказ сестры.  Но всё  могло быть  именно так…

Тоне  Бортниковой, худенькой, черноглазой, невысокой девочке, к лету сорок четвертого исполнилось тринадцать  лет. В школу она уже не ходила ,  потому  что помогала матери  по хозяйству…

В Липы в восьмом часу вечера приехал уполномоченный исполкома из  района и объявил бригадиру Василию Михайловичу:

 -  Михалыч, из области дали разнарядку,  срочно нужно заготовить деловую древесину,  двести кубометров!  Даю вам неделю.

-  Да вы что, Николай Иванович, какой деловой  лес летом-то, он ведь не выстоится, да и сенокос на носу, люди   готовиться должны. Только что отсеялись.  И двести кубометров!! Где у меня мужики?! Это работы на бригаду!

-  Михалыч, военный приказ! Директива поступила из облсовета: лес гнать на станцию в Зуевку, срочно!  Люди в Кайских лесах не справляются, вот ближним колхозам и поступило распоряжение на шпалы для железки деловой лес везти. У меня всё высчитано, как раз, если в семь дней уложитесь, то  с  сенокосом   день – два подождёшь, и успеют твои  колхозники подготовиться.

- Ну, а где ж я народу-то возьму, ведь одни бабы, и то у кого-то дети есть малые, не оторвёшь.  В деревне три мужика всего, и то у кого  то руки, то ноги нет.

- Собери, Михалыч, постарайся. Очень нужен этот лес, позарез как нужен. В общем,  задание ты понял! За срыв будете привлечены к ответственности по всей строгости. Завтра принимайся за дело, да смотри - у тебя семь  дней!

- Хорошо, Николай Иванович, постараюсь.

Подумал бригадир, подумал, кого в лес отправлять.  Да, одни бабы, да  и те с ребятами - не пошлёшь.  Парни разве да девки-подростки! И отправился  по деревне народ наряжать.  Уже темнело. Зашёл сначала в дом к Марии Тимофеевне Бортниковой. Постучался в окошечко, а оттуда хозяйка тревожно:

- Здравствуй, Василий Михалыч, что тебя по ночам-то носит? По делу или как?

- Здравствуй, Мария Тимофеевна, по делу я к вам, по делу. Пришло распоряжение сверху, что нужно лес заготовить за  неделю. Вот хожу, народ собираю.

- Лес? Да какой сейчас лес, сенокос ведь скоро!

- Да вот я это же начальству говорил, не хотят они меня слушать, говорят, позарез лес нужен. Так я что пришёл-то, нужно мне от вашей семьи в лес кого-нибудь  взять.  Ты, Мария Тимофеевна, не можешь, у тебя трое  детей маленьких на руках, а вот Тонька твоя, старшенькая, как раз нам подходит, будет мелкую работу делать, ну а справляться начнёт , так мы ей посложнее дадим.

- Да вы что, как Тоня? Она же девчонка ещё, да и ростиком не вышла, силёнок - то нет у неё. Не бабье это дело лес заготавливать. Не справится она, надорвёт себя, или ещё чего хуже - придавит деревом невзначай.

- Мария Тимофеевна, а кого у нас тут брать-то, на всю деревню десяток баб справных, да три мужика, и то двое безруких.  А тут каждый на счету. Да ты не бойся: из ребят не только твоя Тонька поедет. Тут ещё с деревни десяток набралось, и девочки есть, так что не скучно девке вашей будет. Собирайте Тоньку, поедем в лес, за Липинскую поскотину на неделю с ночлегом.  Еды дайте, ну и воды, река-то сама знаешь не рядом, не набегаешься.

- Василий Михалыч, мне и поисти-то нечего ей дать. Сами еле концы с концами сводим.

- Ну, постараюсь я выделить вам муки немного от колхоза, пойдёшь к амбару, я уже кладовщицу Лиду послал. Ты испеки ей хлеба, с чем там подмешай да картошки маленько дай. Осталось поди-ка?  А если не хватит, так мы там с ней поделимся. Пусть топор и пилку возьмёт, вареги какие-нибудь.  И воды побольше, пить хочется в жару-то такую. Значит, завтра в шесть часов утра выезжаем в лес. Пусть Тоня приходит к колхозной конторе.

- Спасибо вам за доброту вашу, Василий Михалыч, что муки-то выделил.

Так распрощались бригадир с Марией Тимофеевной. Бригадир дальше пошёл, а Мария Тимофеевна дочку собирать стала. К ночи Василий Михайлович снарядил десять человек и справился у кладовщицы, получили ли Мария Бортникова и Нюра Федиха муку.

  На следующий день ровно в шесть все собрались около конторы и поехали в лес. Ехали весело с песнями и разговорами, но  понимали, что едут не на лёгкое дело, что трудно  да горько придётся им. Через   два часа бригада была на месте. Бригадир сразу же каждому дал своё задание. Кому-то дерево подрубать, кому- то его толкать, кому-то сучки рубить и в кучки складывать. Тоня с  подругой Валей сначала делали лёгкую работу – сучки  уносили в определённое место  и складывали в груды. Затем уже все они рубили сучки. Ребят захватывало это дело, им нравилось работать топором и пилкой, где нужно перекатывать брёвна. Первый день прошёл быстро, и никто даже и не заметил, как стемнело. Наконец, бригадир объявил отбой и распорядился, что нужно ещё обустроиться, сделать шалаши, чтобы спать, развести костёр, сварить покушать. Каждый занял свою должность, Тоня была поставлена на помощь по приготовлению еды. Вместе со своей соседкой, тетей Нюрой, они сделали похлёбку и накормили бригаду. После тяжёлой работы все ели с аппетитом. Вскоре ужин был закончен, шалаши сделаны, и все пошли спать.

Так потянулись тяжёлые рабочие дни. Всем хотелось побыстрее закончить задание и поехать домой. На третий день  пошёл дождь. К вечеру он закончился. Но все работали под дождём, радуясь прохладе.  На другой день Тоня со своей подружкой Валькой и тёткой Парасковьей  пошли за хворостом  для разведения костра. Они разбрелись по лесу. Тоня искала сухие ветки и вдруг под деревом увидела гриб, а за ним ещё один, а потом уже открылась целая поляна. Тоня присмотрелась, и оказалось, что это были подберёзовики. Девочка позвала подругу.  Они собрали грибы  и довольные пошли к своим.  

- Васька, Витя, - весело крикнула Тоня. – Смотрите, что у нас!

Показала целый подол крепких грибов и рассказала, что они нашли целую поляну. У всех было радостно на душе.  

-Хорошо, теперь приварок новый будет, – улыбался Петрович. -  Еды сейчас хватит, с голоду, девки, не помрём.

Да, это были первые грибки, и это  было очень важно для них.

С каждым днём штабеля свежесрубленных деревьев прибывали и прибывали. Вытаскивали их из лесу на Воронке.

Наконец работы осталось совсем немного, дня на два. Но с каждым часом становилось всё тягостней, особенно детям. Руки были в мозолях, в царапинах и в занозах, ноги и спина ныли и болели, иногда болела голова от постоянного шума. На шестой день все устали так, что валились с ног. Поев, легли спать и заснули как мёртвые.

Ночью Тоня проснулась от того, что её будила подруга.

- Тоня, Тоня, вставай, вставай скорее, там волки воют, слышишь?

Тоня приподнялась и послушала, и правда недалеко от шалашей выли волки.

- Валька, нужно же  бригадиру сказать!

Девочки быстро обули лапти и выбежали из шалаша. У костра сидела тетка Нюра, соседка Тони, и двое парней. 

- Тётя Нюра, - взволнованно спросила Тоня. – Что это, волки?

- Волки. Или глухие?

- Что ж Михалыча не будите?

- Да пусть поспит мужик, умаялся, один он у нас, чай,  а волки к огню не подойдут, забоятся.

Все сели кружком и стали тихо перешёптываться.  Вой волков всех напугал.

- Знаете, тут ходили слухи, что волков в этом году развелось много, охотников ведь нет, все  мужики на фронте, а волкам радость. Осмелели они, стали к деревням выходить, людей таскать.  Мне Зинка  Васина рассказывала, что в Голодаевщине  волк полуторалетнего ребёнка в лес потащил, но колхозники вовремя подоспели, спугнули зверя, - рассказывал Васька Дюпин.

Тут его подхватила Валька:

- Я тоже слыхала о набегах волков. Говорят, в Черновском районе, на дороге к колхозу «Новая деревня»  девочку восьмилетнюю загрызли, кроме клочьев одежды ничего и не осталось. А еще на девочку-письмоноску напали.

Тут на шум вышел  бригадир и  начал всех успокаивать:

- Да не бойтесь вы и не паникуйте. Волки  не пойдут на нас, сейчас много подросту, и они не должны голодать. Ложитесь спать и ни о чём не думайте, и ты, Нюра, тоже, я  посижу на стороже до утра. А если всё-таки волки придут, мы сможем от них отбиться, у нас есть топоры, да и костёр горит.  Давайте все спать!

Эти слова убедили, и вскоре в лесу стало тихо.

На другое утро ещё  со страхом вспоминали произошедшее, продолжая работать.

И вот наступил долгожданный день. Последнее дерево было свалено и распилено.  Девчонки стали ликовать и радоваться, что успели всё-таки в срок выполнить задание.  Боль была забыта, и все смотрели на эти залитые солнцем, смолящиеся штабеля деревьев и улыбались. К вечеру вся бригада была уже в деревне.  И Нюра Федиха толкнула бригадира:

- Ну что, Михалыч, иди в сельсовет, докладывай  своему уполномоченному в район, что выполнили мы задание, надорвались все, а выполнили! 

- Спасибо вам, бабы, и, парни, спасибо вам и вам, девчата, спасибо, - ответил Михалыч,  кланяясь  народу в ноги. Конечно, доложу, куда нужно, что всё выполнили, сделали,  как полагается.

Люди разошлись по домам, чтобы завтра снова вставать и идти на новые трудовые подвиги.

Над  Липами опустилась ночь.

Шло лето сорок четвёртого…  До Победы оставалось ещё триста двенадцать  дней…

 

Ссылка для блогов